Home / ВСЕ СТАТЬИ  / Венгрия: Орбан-победоносец и Сорос-неудачник

Венгрия: Орбан-победоносец и Сорос-неудачник

В Венгрии правящая партия ФИДЕС одержала уверенную победу на выборах. Один из ярчайших политиков Европы Виктор Орбан останется премьер-министром. Своим голосованием венгры сказали «нет» давлению и миграционной политике ЕС. Для России этот результат приемлемый. А вот для Евросоюза и миллиардера Джорджа Сороса — болезненный удар.

 

8 апреля Венгрия выбирала депутатов Национального собрания. 106 депутатов избирали по одномандатным округам, ещё 93 — по партийным спискам. Для попадания в парламент участвовавшим в предвыборной гонке партиям необходимо было преодолеть пятипроцентный барьер. Партия или коалиция партий, набравшая 100 и более мест, получит право на формирование правительства. Явка выдалась очень высокой — 68,13%.

 

Интрига имелась одна — сумеет ли разношёрстная оппозиция как-то пошатнуть позиции коалиции партий «ФИДЕС — Венгерский гражданский союз» во главе с Виктором Орбаном. Предвыборные опросы давали ей примерно 48−49% и около 125 мест в сумме. Таким образом, речь шла о том, сумеет ли правящий блок сохранить имеющееся у него конституционное большинство в 133 места.

 

Надо отдать должное венгерским и иностранным социологам, работавшим в стране, — их прогнозы оказались точны почти по всем показателям. По правящей коалиции они вообще попали в точку. Соратники Орбана набрали 48,64% голосов, а также выиграли в подавляющем большинстве одномандатных округов. Теперь они располагают конституционным большинством в 133 места, а Орбан уже готовится в четвёртый раз (и третий подряд) возглавить венгерский кабинет министров.

 

Некоторой «ложкой дёгтя» для правящей коалиции стали результаты голосования в Будапеште. Столица оказалась, в целом, оппозиционно настроенной. Только в шести из 18 округов города соратники Орбана смогли победить, в остальных верх взяли прозападные оппозиционные партии. Нечто похожее было и на выборах президента Чехии в январе — там Милош Земан с треском проиграл в Праге, но остальная страна была за него. В Венгрии картина повторилась.

 

Успех Орбана имеет несколько составляющих. Как выясняется, остался ещё в Европе спрос на харизматических политиков. Глава венгерского правительства остаётся сегодня одним из ярчайших деятелей континента. Собственно, кто ещё из европейских чиновников высшего ранга пришёл в политику с улицы в 26-летнем возрасте? А Орбан в далёком 1989 году начинал именно так, и до сих пор держится на плаву.

 

Но дело не только в том, что он умеет зажечь толпу. Призывы действующего главы кабинета оказались созвучны настроениям большинства венгров. Он говорит о необходимости сохранения суверенитета страны, о том, что основные решения, касающиеся Венгрии, должны приниматься в Будапеште, а не в Брюсселе, Берлине, Вашингтоне или на Марсе. Национальная гордость мадьяров это требует — и Орбан стал олицетворением этой национальной гордости.

 

За годы своего восьмилетнего пребывания у власти правительству удалось несколько оздоровить экономику. Орбан обещает создать новые производства, больше вкладываться в сельское хозяйство и промышленность, расширить с помощью России АЭС в Пакше. Впрочем, добиться прорыва не получается. Однако и оппоненты действующей власти никакой внятный альтернативный рецепт не предложили. Так что избиратель счёл, что в относительной бедности Венгрии виноват не премьер.

 

Значительное число голосов принёс Орбану страх перед наплывом беженцев с Ближнего Востока и из Африки. Венгрия заняла жёсткую позицию, отказываясь принимать кого-то по квотам Евросоюза. Сцены из заполненного мигрантами центра Будапешта настолько перепугали венгерского обывателя, что он готов был голосовать за того, что избавит его от подобного созерцания. Орбан этот запрос удовлетворял в полной мере.

 

Избирателям в Закарпатье импонировало его стремление защитить венгерское меньшинство на Украине — собственно, Орбан и предоставил мадьярам из соседних стран право голоса. Желание главы правительства снять с России санкции, как показало жизнь, венгров не отпугивает. В то же время и откровенным евроскептиком Орбан не является, о выходе из ЕС не говорит. Так что харизматический и вместе с тем взвешенный защитник национальных интересов вызвал у мадьяров симпатии.

 

Второе место заняла крайне правая партия «За лучшую Венгрию» («Йоббик»). В предыдущие годы она снискала себе в Европе неоднозначную славу. Её сторонники часто использовали флаги венгерских нацистов (салашистов) времён Второй мировой войны. Представители партии отличались гомофобскими, антисемитскими и антицыганскими выходками, требовали выхода Венгрии из ЕС. Партия поддержала вхождение Крыма в состав России и хотела повторить то же самое в пользу Венгрии в Закарпатье.

 

Однако её лидер Габор Вона в ходе кампании сделал ставку на придании партии более респектабельного вида. Он сблизился с ярым противником Орбана, медиамагнатом Лайошем Шимичкой и получил от того карт-бланш на критику власти. «Йоббик» отличился в ходе кампании несколькими реверансами в сторону Израиля и гей-сообщества, поздравил с победой проевропейского президента Франции Эммануэля Макрона.

 

О поддержке политики России и о скором выходе из ЕС в партии говорить почти перестали. Вдобавок ко всему Вона провёл в партии чистку, избавившись от наиболее радикальных элементов, и сосредоточился большей частью на критике Орбана, обвиняя последнего в перехвате собственных лозунгов. В итоге партия, как и обещали социологи, заполучила 19,44% голосов и 26 депутатских кресел, проведя по округам одного своего кандидата. Сочтя такой результат поражением, Вона объявил об отставке.

 

Программы остальных партий можно свести к нескольким простым тезисам. Венгрии необходимо следовать в русле политики Евросоюза и НАТО. Она должна увеличить военный бюджет. Она должна безоговорочно поддержать антироссийские санкции и свернуть проект расширения АЭС в Пакше, вернуть структуры скандального миллиардера Джорджа Сороса в страну. В некоторых случаях речь шла и о признании однополых браков и разрешении на въезд мигрантов.

 

В более умеренной форме эти лозунги (без жёсткой антироссийской линии и открытия дверей для мигрантов) поддержал блок Социалистической партии и лево-зелёной партии «Вместе», набравший почти ровно столько, сколько прогнозировали социологи — 12,32% голосов и 20 депутатских кресел. По сравнению с результатом четырёхлетней давности — падение примерно на 10 пунктов. Пилюлю несколько подсластила победа восьми кандидатов партии в одномандатных округах, в том числе семи — в Будапеште.

 

Неудивительно, что всё руководство левоцентристского блока во главе с Дьюлой Мольнаром сразу же после оглашения итогов голосования предпочло подать в отставку. Так же поступила и руководительница зелёной, проевропейской партии «Политика может быть другой» Бернадетт Сель. Как и предсказывали социологи, данная структура набрала 6,91% голосов, победила в одном округе в Будапеште и заполучила в общей сложности восемь депутатских кресел.

 

Призывы повысить военные расходы, смягчить миграционную политику, признать однополые браки, следовать политике ЕС и порвать с Россией не нашли широкой поддержки. Кроме «зелёных», о том же заявляли и созданная «птенцами гнезда Сороса» партия «Моментум», набравшая всего 2,83%, и социал-либеральная партия «Вместе» с её менее чем 1% голосов. Правда, последняя провела в парламент одного депутата-одномандатника.

 

Особо следует отметить бывшего премьера Ференца Дюрчаня, ныне шедшего на выборы во главе социал-либеральной «Демократической коалиции». Вот здесь единственный случай, когда социологи ошиблись. Ему прогнозировали порядка 7−8%, а он с соратниками получил только 5,57%. Некоторым утешением стала победа сразу трёх кандидатов от партии в округах Будапешта, но девять депутатских кресел — явно не то, на что рассчитывал Дюрчань.

 

Когда-то он выступал за сближение с Россией, строил «Южной поток», расширял АЭС в Пакше, призывал не нагнетать антироссийскую истерику и не размещать ПРО в Центральной Европе. Сегодня же сторонники Дюрчаня выступали за следование политике Евросоюза, за антироссийские меры воздействия, за увеличение военных расходов по требованию США и НАТО. Бывший премьер строил свою кампанию на критике нынешнего — и успеха не добился. «Перевёртышей» нигде особо не любят.

 

Одного депутата провели представители немецкого меньшинства, ещё один округ выиграл независимый депутат. Как итог — полная победа правящей коалиции, «ни рыба, ни мясо» результат «Йоббика» и полный провал проевропейских сил. 38 депутатских кресел и порядка 30%… С таким результатом особого влияния на внутреннюю и внешнюю политику не окажешь. Если Сорос хотел с помощью таких политиков подвинуть Орбана — он явно просчитался. Родная для миллиардера Венгрия его ставленников прокатила.

 

Ещё один проигравший на венгерских выборах — Евросоюз. «Плохие парни» из ФИДЕС и «Йоббик» набрали в сумме 68% голосов. Да, безусловно, Орбан не является евроскептиком в полном смысле этого слова. Выходить из ЕС он не собирается. Но он во многом в пику ЕС говорит о развитии отношений с Россией, Турцией и Китаем. Он противится приёму мигрантов, он требует от Украины территориальной автономии для венгров. Он не желает узаконивать однополые браки…

 

Но, наверно, главная претензия к Орбану в том, что он — яркий человек «вне системы», сосредоточивший в своих руках действительно много власти (тут и контроль над СМИ, Центробанком, судами). Он пришёл в политику с улицы, из раза в раз получает мандат доверие от народа, и не бегает на поклон в Брюссель — даже если его страна сильно зависит от денег из фондов Евросоюза. Терпеть харизматического вождя, а не серого бюрократа — это действительно неприятно. Однако таков выбор мадьяр.

 

Россию такой результат вполне устраивает. У власти в Будапеште остаётся предсказуемый политик, с которым можно иметь дело, с которым удобно вести диалог на языке «национальных интересов». Правда, следует учитывать, что возможности Орбана всё же ограничены. Не соглашаясь с антироссийскими мерами, он раз за разом их поддерживает. Всё-таки Венгрия слишком зависима от вливаний из-за рубежа, чтобы в полной мере проводить независимую политику.

 

Не стоит забывать и о том, что значительная часть депутатов от правящей партии — вполне себе проевропейские консервативные (местами даже либеральные) политики. Они настроены к России совсем не благожелательно, даже если им и не нравится приток мигрантов, однополые браки и притеснение венгров на Украине. Дело может даже дойти до раскола в правящем блоке, над чем внешние силы упорно работают.

 

Здесь возможны самые разнообразные комбинации. Скажем, Орбан может отказаться от достройки АЭС в Пакше и перестать выступать против антироссийских ограничений в обмен на то, что в Европе закроют глаза на сосредоточение большой власти в его руках. Может быть, ему даже удастся добиться присоединения к Венгрии части Закарпатья. Если разрыв с Россией или Турцией станет платой за такие приобретения — он их заплатит, исходя из своих национальных интересов.

 

Так или иначе, но за Орбаном, превратившимся за последние годы в политика общеевропейского масштаба, в лидера европейских консервативных сил, будет очень интересно наблюдать. Ему только 54 года, он уже 30 лет в политике. И ещё минимум 20 лет может в ней оставаться. Если, конечно, ему хватит умения преодолевать разного рода препятствия и подводные камни.

 

 

Источник

 

 

NO COMMENTS

POST A COMMENT