Home / ВСЕ СТАТЬИ  / Угрозы в адрес России противоречат интересам стран «Большой семерки»

Угрозы в адрес России противоречат интересам стран «Большой семерки»

Заявление министров иностранных дел стран G7 по итогам двухдневных переговоров в канадском Торонто практически полностью состоит из штампов американской пропаганды и опровергает их более ранние выступления. Так есть ли для России смысл о чем-то разговаривать со странами, которые несамостоятельны в принятии решений?

 

В итоговом заявлении, подписанном всеми участниками «семерки» (Великобритания, Германия, Италия, Канада, США, Франция и Япония), упоминаются Минские соглашения. Не исполняет их Украина, а виновата Россия, которой опять угрожают усилением санкций.

 

Там же осуждаются «нарушения прав человека» в Крыму, в котором официальные представители стран G7 не бывали с 2014 года, а неофициальные не находили никаких нарушений.

 

Говорится о так и не доказанном, но ставшем уже привычным вмешательстве Москвы в «демократические системы других стран» и организации ею «кибернетических атак».

 

Повторяются опубликованные неделей ранее беспочвенные обвинения в том, что Россия, «весьма вероятно», несет ответственность за инцидент в Солсбери, так как «правдоподобных альтернативных объяснений нет».

 

Одобряется удар США, Британии и Франции по Сирии на фоне сфальсифицированной химической атаки.

 

Осуждается Иран в связи с «ракетными испытаниями». Много говорится о Северной Корее, свободе мореплавания, борьбе с терроризмом и еще десятках других проблем, но всё это уже не имеет значения. Потому что без России решить большинство обозначенных министрами проблем невозможно, а они отправляют нашу страну из числа акторов в список препятствий.

 

И, учитывая то, что все претензии к России являются в лучшем случае надуманными, а в худшем – выдуманными, возникает неизбежный вопрос: а насколько реальны все остальные перечисленные в заявлении глав МИД западных стран проблемы?

 

К сожалению, реальны. И нежелание Украины выполнять Минские соглашения, и ядерная программа Северной Кореи, и израильско-палестинские отношения, и ситуация в Сирии, и, разумеется, международный терроризм – это все действительно угрожающие мировой стабильности вопросы. Но шансы на их решение без России равны нулю.

 

Показательно, что переговоры проходили под лозунгом «Создавая более безопасный мир». Но невозможно создать хоть сколько-нибудь безопасный мир, когда две крупнейшие после США ядерные державы – Россия и Китай – не приглашены к созданию этого самого мира.

 

Печальным свидетельством отсутствия безопасности стал наезд автомобилиста на пешеходов в Торонто, где, по идее, были приняты самые высокие меры безопасности – ведь встречались не только главы МИД, но и главы МВД стран «семерки». О теракте пока не говорят, но трагичности произошедшего это не меняет – погибли 10 человек, пострадали 15.

 

Неудивительно, что глава российского МИДа Сергей Лавров не скрывал разочарования заявлением коллег:

 

«Что касается итогов встречи министров иностранных дел в Торонто, то, конечно, русофобская подоплека там очевидна, и, к сожалению, по этой русофобской очень скользкой линии пошли и те страны «семерки», которые заверяют нас в том, что они не разделяют попыток Россию изолировать», — сказал Лавров журналистам.

«Будем ждать терпеливо, будем отстаивать свои позиции и подождем, когда наши партнеры осознают абсолютную тупиковость и бесперспективность подобной линии», — подчеркнул глава российского МИДа.

 

Действительно, действия некоторых министров выглядят, мягко говоря, противоречиво и непоследовательно.

 

Экс-глава МИД Германии Зигмар Габриэль в сентябре 2017-го и в январе 2018 года вполне однозначно высказывался о том, что снятие санкций с России не должно сопровождаться стопроцентным исполнением Минских соглашений.

 

«Нет смысла ждать того, что, только когда оно (Минское соглашение) будет выполнено, мы снимем санкции. Давайте по крайней мере добьемся перемирия и отвода тяжелых вооружений и затем в качестве вознаграждения отменим санкции и поможем в восстановлении Востока Украины», — это сентябрь.

«Идея, что только при 100-процентной реализации Минских соглашений должно последовать единоразовое 100-процентное снятие ограничений, оторвана от реальности», — это январь.

 

То есть мнение Габриэля было серьезным и устоявшимся. Так почему его преемник Хайко Маас, представляющий ту же партию и работающий под руководством того же канцлера Ангелы Меркель, ставит подпись под документом, в котором говорится, что санкции с России будут сняты только после «полного и необратимого выполнения Минских соглашений»? Ему приставили пистолет к затылку?

 

Итальянские политики, в том числе лидер партии «Лига Севера» Маттео Сальвини, который по итогам мартовских парламентских выборов стал кандидатом правоцентристских сил на пост главы будущего правительства, а также бывший глава Еврокомиссии и дважды экс-премьер Италии Романо Проди неоднократно призывали снять санкции с России. Салвини даже «удостоился» выволочки от спецпредставителя США по Украине Курта Волкера, который заявил, что «Италия не сможет снять санкции в отношении России без серьезных последствий».

 

Глава итальянского МИДа Анджелино Альфано также неоднократно говорил о том, что Евросоюзу следует активнее обсуждать с США отмену санкций против России. Так почему же он согласился с заявлением, в котором говорится о возможном усилении антироссийских санкций? Ему угрожали?

 

Особняком стоит Япония, которая кровно заинтересована в двустороннем сотрудничестве с Россией по множеству вопросов – китайскому, корейскому, курильскому и так далее. Так почему же глава МИД этой страны Таро Коно подписывается под русофобской агиткой? Он полагает, что это сделает Москву более склонной к сотрудничеству? Сомнительно.

 

В результате возникает еще один логичный вопрос: а когда страны «Большой семерки» имитируют? Тогда, когда заявляют о необходимости отмены санкций, или тогда, когда говорят об их возможном усилении?

 

В результате вопросов нет только к США, Британии и Франции – эта «новая Антанта», где Россию заменили США, ведет себя вполне последовательно.

 

Демонстрация «единства стран «Большой семерки» в результате приводит к обратному результату: комплексной девальвации заявлений политиков этих стран. Москва давно перестала пытаться о чем-то договориться с Киевом, потому что все принципиальные решения по поводу Украины принимаются в Вашингтоне, а непринципиальные – в Брюсселе.

 

Делая противоречивые заявления по поводу антироссийских санкций, европейские страны и Япония снижают ценность налаживания двусторонних отношений с ними. Какой смысл, если итоговые решения все равно принимает Вашингтон?

 

Впрочем, судя по заявлению Сергея Лаврова, пока что на столь кардинальное решение Москва не готова и будет ждать, «когда наши партнеры осознают абсолютную тупиковость и бесперспективность» нынешней политики. Но, похоже, что ждать придется долго.

 

 

Источник

 

 

NO COMMENTS

POST A COMMENT